Добавить отзыв

Оценка читателей:

0
Нет отзывов
Добавить отзыв
Вторая часть интервью Максута Жумаева, в которой он рассказывает про недавнее восхождение на пик Карстенз - высочайшую вершину Австралии и Океании. Впечатления, технические подробности, мысли. Специально для сети магазинов "День Сурка". Ноябрь 2018.

Первую часть можно прочитать здесь


Одежду купить
Снаряжение купить



В первый день мы приехали и сразу легли спать. Я из Алматы прилетел в Москву. Мы провели небольшую встречу. Я ещё не успел отдохнуть в Москве, мы уже летим в Доху, три часа в Дохе, улетели дальше в Дель-Асаар. В Дель-Асааре 2,5 часа, улетели в Тимику. Перелёт был сумасшедший.

Мы только пришли в гостиницу Моза, рекомендую для тех, кто едет в Тимику, это небольшой островок цивилизации. Хорошая гостиница, твёрдая троечка. Если не выходить за территорию, то вполне можно подумать, что это где-нибудь в другой стране.

Мы переночевали. Ещё не адаптировались, и на следующий день сразу улетели в базовый лагерь. Мы прилетели с уровня моря сразу на 4200 м.

По себе помню, мы в Алма-Ате ходим на 3-х, 4-х тысячники каждую неделю, спокойно тренируемся. Но когда нас на вертолёте закидывают на Северный или Южный Нунчак, на высоту 4000 метров, мы там в первый день ходим как сонные мухи.

Мы пришли - тепло, хорошо, солнечно, безветренно. Мы немножко попили, немножко поели. От полноценного обеда отказались, хотя ребята индонезийцы готовят просто великолепно. Представляете том-ям в базовом лагере? Это с ума сойти. Я его в городе-то не ем, хотя он, говорят, вкусный. Приземлились, покуксились-покуксились в большой палатке и залегли спать.

Ночью просыпаюсь. Не волки, но кто-то бегает. Я испугался. Думаю, откуда здесь волки? Волки у нас в Казахстане - понятно. А тут дикие собаки динго. Они туда приходят, причём разоряют альпинистские помойки. Это отдельная история с экологической обстановкой с мусором на горе. Интересная ситуация.

И вот ночью проснулся, вроде спать не хочется. Смотрю, Олег тоже в соседней палатке копошится.
Я говорю: Олег, не спишь?
Он: Нет.
Я: Смотри, время два часа.
Он: Да, два часа.
В Алма-Ате время сейчас нормальное. Помните как в фильме "Джентльмены удачи": «А в тюрьме сейчас макароны дают)».

Мы, говорю, хорошо хоть проснулись, теперь понятно в какое время мы будем стартовать. Вышли на улицу. Посмотрели звёзды. Погода хорошая.
Плохо спалось, но зато на утро, когда мы проснулись, аппетит уже был хороший, и было желание куда-нибудь пойти. У нас было два варианта: сходить до ледников, которые прямо тают на глазах, либо пойти по пути восхождения - полпути до вершины можно пройти. Я знаю, что эти ледники таят очень быстро, и даже предполагают почему.

Одно время у нас в Алма-Ате уважаемый человек, кандидат в президенты Казахстана, предположил, что у Алма-Аты есть проблема со смогом, с выхлопными газами, продуктами горения шин, угля - люди топятся. Вся эта сажа поднимается вверх, и потом ветра тянут весь этот смог в горы. Эта копоть оседает на белом снегу, и, когда на следующий день поднимается солнце, оно согревает все эти микрочастицы, микрозагрязнения на снегу, и ледники таят быстрее. Он предложил просто: ребята, давайте возьмём все наши ледники под Алма-Атой и накроем их белой тканью. Либо покрасим извёсткой. Были у него такие идеи...

Так или иначе, рядом с базовым лагерем находится один из самых больших, самый высокогорный рудник по добыче меди, серебра и золота американской компании. Закрытый рудник. Его охраняют Дикие гуси. Я ещё в старых советских книгах прочитал - это наёмники, которые воюют в горячих точках. Американские наёмники, Дикие гуси, их так называют. Или одно из подразделений. Но это неважно. Наёмники охраняют очень строго. Понятно - золото, пожалуйста, колючкой огородите, пройти-то рядом можно. Потому что самый короткий путь в базовый лагерь - через рудник. Можно на машине доехать. Потом два часа треккинга - и ты уже в базовом лагере.

Так нет же. Туда запрещено ездить. Всё охраняется, и даже поговаривают, что они эксплуатируют труд местных папуасов не по КЗОТу, не по трудовому кодексу эксплуатируют местный народ, туземцев. Но, пролетая над этим карьером на вертолёте, мы не увидели ничего криминального. Большой рудник, огромнейший. Прямо кратер этого рудника очень глубокий. И разработка идёт. Знаете, в аэропорту я полистал брошюру - там очень много добывается и золота, и серебра, и меди. И там же всё это перерабатывается.

Что я заметил, помимо рудника в этих горах есть шахты. Ими всё пронизано. Они отвалы делают. Добывают, взрывают. Хорошо, мы попали не в те времена, когда шли взрывные работы.

Хотя по ночам «бухало», потому что папуасы, которые в базовом лагере подрабатывают, сжигают мусор. Мы тоже иногда этим грешим, в конце экспедиции в базовом лагере, когда мусор, не связанный с пластиком, сжигаем, позволяем себе такое. Когда знаешь, что никого нет, - раз, подбросил газовый баллончик и сидишь, ждёшь, когда он бахнет. Салют! Ну баловались так. Есть такой грех.

А эти бросают в костер что попало. И баллончики с кислородом небольшие, которые иностранцы привозят, и газовые баллончики. И по ночам это все тлеет и периодически бахает. И тоже лежим в палатке - БУХ! И думаешь, либо это в карьере взорвали, либо это папуасы опять балуются. Баллончик нашли и сидят, ждут в засаде. Развлекаются. Мы тоже развлекались. Ведь скучно им в базовом лагере…
И вот с этого рудника, где огромные белазы, картерпиллеры ездят, взрывают. Вся вот эта пыль поднимается, и она, естественно, оседает на ледниках. И ледники мгновенно тают. Уже мало осталось.

Когда нам ребята-индонезийцы сказали: ну есть два варианта, можно сходить часа 4, ледники потрогать.
Мы: Как там красиво: ледники, озёра?
Они: Нет.
Я говорю, мы тогда не пойдём. Мы тогда с Олегом сходим на маршрут, прогуляемся.

Поработаем с веревкой, проверим жумар и прочее. Ну и заодно нам самое важное было понять, что на первые две верёвки можно использовать любую. Следующие верёвки работаем только по жёлтой. 6-9 работаем только по белой. То есть вот это надо было отложить в мозгу. Чтобы ночью, когда мы пойдем по этому же маршруту, первые верёвки уже не будем задумываться о том, куда вщёлкивать жумар. Почему это важно? Потому что на тот момент верёвки были на троечку, и то с натяжкой - многие были перебиты камнями.

Где-то в Гималаях верёвки подвержены солнечной радиации. Ветром их бьёт о скалы, пропитывает водой. Тепло, течёт вода - веревка пропитывается, потом мороз, лёд - распирает. Потом опять утро, тепло - веревка разбухает. И вот эти все движения: солнце, ветер, холод, вода - всё это разрывает верёвки изнутри.

И ты вроде бы видишь - верёвка, а она может быть очень опасной. Поэтому очень важно пройти по верёвкам и проверить - какая верёвка где как работает.

И вот Олегу тоже говорю: Олег, туризм - это не только техника альпинизма, работа с верёвкой, лазание по скалам. Здесь надо понимать, чувствовать.

Вообще альпинизм - это школа безопасного хождения по горам. И она не только связана с твоей физической подготовкой.

Ты 20 раз подтягиваешься, бегаешь в горах как лось, как горный козёл. Здесь надо чувствовать горы. Любой элемент всегда таит в себе очень много опасностей. В нашем случае это верёвки. И поэтому было очень важно пройти полпути до вершины, посмотреть.

Мы ещё туда не дошли, стоим на полке, я говорю: Вот, Олег, всё, отдыхаем.
Он говорит: Как долго отдыхаем?
Я говорю: Ну, сколько хочешь, потому что вниз пойдём.
Он такой: А может наверх пойдём? Вот до вершины оставалось всего немного - пару часов.
Я говорю: Олег, ну ты так не спеши.
Он такой: Нет. Ну, может пойдём?
Я: Слушай, я флаги не взял с собой: флаг «Дня Сурка», флаг компании, которая развивает спорт в Алма-Ате. У меня были какие-то просьбы, обязанности, ответственность перед людьми.
Он говорит: Ну а я взял.
Говорю: Ну взял, вниз пойдём. Ну сейчас сходили, акклиматизировались. Я не хочу, чтобы мы сейчас умирали с тобой. В плане того, что мы устали с тобой, и на обратном пути можем допустить ошибку.

Достаточно пропустить один маленький момент, впихнуть жумар и восьмёрку не в ту веревку, и всё. То есть ты уже пробежал 6, 5, 4 верёвку по белой и опять встал на белую верёвку, а должен был на жёлтую. Вот этот момент прощёлкал. И всё. Мы этого не должны допускать. Поэтому давай мы спустимся, сейчас пораньше ляжем спать, и в два часа выйдем на штурм.
Так и сделали. В принципе, нам повезло. Наверно, просто два хороших человека пошли в гору, и гора приняла нас. Было классно, гора очень приятная. Она подарила много эмоций. И Олегу.

Я поднимал старые записи про эту гору. Там есть бич маршрута. Там достаточно большой провал, направо, налево там лететь ой-ё-ё. И раньше навешивали верёвку сами, спускались в провал, поднимались наверх, подтягивали верёвку. По этой верёвке на тролике или на карабине, лицом к небу переправлялись. Это да, это страшно. Сейчас там тросовая переправа. Там три троса. Один трос внизу, ты идёшь как канатоходец. И чтобы страшно не было, они ещё два параллельно пустили. То есть ты держишься за тросы и идёшь по одному. Ну да, страшно, безусловно, но в принципе, если ты понимаешь механику, в принципе это нормально.

Я построил три веревочных парка, это не на правах рекламы. У нас дети проходят те же самые тросовые переправы, другие элементы на высоте. Там тоже страшно, они над этим работают, и мне этим нравится заниматься. Я считаю, что мы созидаем. Мы не продаём детям какое-то непонятное развлечение. Мы наоборот дарим им минуты, секунды счастья, уверенности в себе, победы над собой. Это классные вещи, которые нам приятно делать, и мы будем продолжать это делать.

Здесь то же самое. Олегу очень понравилась гора тем, что какие-то моменты ему было страшно. И это хорошо. В какие-то моменты ему было сложно. Это тоже хорошо.
Если я проскочил гору играючи, мне было приятно не от того, что я показал ещё раз свой статус, какой я мачо в горах и всё такое. Нет.

Мне было очень приятно, что рядом со мной человек, который получает от гор такие же чувства и эмоции, которые я испытывал 20 лет тому назад. И мне самому было приятно видеть, что ему понравилось, что он кайфует от этого.

И я от этого похож на друга-грузина: "Ему будет приятно, и мне будет приятно. Я тебя сейчас так довезу, что тебе будет приятно, и мне ещё больше сейчас будет приятно". Поэтому это всё, знаете, в жизни в спорте, в горах всё сильно взаимосвязано. И знаете, про это не пишут в книжках, в глянцевых журналах. Это жизнь, это эмоции. Они появляются одномоментно. Вот в какой-то момент - раз, ты поймал, и ты это прочувствовал и это же забыл. Но у тебя остаётся только послевкусие. И вот сейчас я сижу и на эмоциях это рассказываю, очень приятно. Я надеюсь, мой голос не так сильно осип.

Сходили на вершину отлично, и спустились, слава Богу, нормально. Безусловно, были элементы, ну… на них уже не буду акцентировать внимание. Потому что всё закончилось хорошо. Скажу сразу, на Бали мы переотдыхали два дня. Потому что мы закладывали два дня на непогоду. Мы сказали, что да, в Тимике мы один день подождём погоду, пока залетим, в непогоду, в любую погоду сходим на вершину. И потому ещё один день мы заложим, чтобы вертолёт прилетел. И вот мы два дня сэкономили, и на два дня больше отдыхали на Бали. Хотя дожди были буквально два дня. Ознакомительно залетели туда, посерфить. Это был первый опыт сёрфинга, но это тема отдельного прямого эфира. Сёрфинг был классный. В этом году я встану на сноуборд, посмотрю. Знакомый говорит, что сёрфинг это классно и сноуборд этому поможет.


Вопрос: По поводу ощущений, эмоций от гор, что у Олега это было впервые, у него были страх и прочие эмоции, а у вас уже другой уровень. Какие должны быть эмоции?

Эмоции в плане опасений, конечно, были. Знаете, я бы сказал так. Эти опасения они больше были адресованы к моим внутренним страхам. Ощущение профессионализма, оно тоже имеет свою сторону. Главное - не «зазвездиться». Главное, не зазнаться. И в эти моменты пропустить что-то очень важное. Допустим какой-то элемент. Для меня это было очень важно - быть не крутым: «всё нормально, сейчас всё пройдём». Главное, здесь как в разведке - каждую детальку заметить, почувствовать, предугадать. Вот в этом может быть и есть профессионализм.

Если где-то там: «пройдём, всё нормально, да верёвка выдержит, я сто раз по этим верёвкам лазил, она ещё сотню таких как мы выдержит, и можно гроздьями висеть на ней, нормально будет».

Если ты начнёшь бравировать, то даже просто горы могут за это наказать. Мы, альпинисты, имеем такую слабость - отождествлять наши горы с чем-то одушевлённым. Безусловно, уважение должно быть.

Я ещё раз скажу про мусор, который находится рядом с базовым лагерем. Старый мусор, который дикие собаки динго разбрасывают по поляне. Но мы это собирали. Было бы классно на уровне министерства туризма Индонезии обязать людей, которые организуют базовые лагеря. С туалетами у них там всё хорошо, фотографии есть у меня в фейсбуке, можете посмотреть, там всё нормально, всё есть. В посёлке туалеты не блещут, но там всё хорошо, там всё это убирается, вывозится. А вот с жестяными банками, полиэтиленовыми пакетами - там всё это не очень. Как всё было бы хорошо перевести на бумажную основу и продавать рационами. Пожалуйста - сет для мусульманина, сет для вегетарианца, сет "ему всё равно, что есть", пожалуйста, закупайте, мы вам по этим сетам всё приготовим свежее, свежезамороженое, привезём на вертолёте. Это можно сделать из уважения к природе.

Эти горы и так маленькие. Эти горы ещё и так разрабатывают, долбят их. Как знакомая написала тут недавно. Дырку в земле сделали очень большую, что там ещё американцы придумают. Может внутри Карстенза куча золота. Давайте мы эту вершину разровняем, снесём, а вы будете ходить на новую вершинку, ну подумаешь, на 100 метров ниже, ну это другая, зато там золота нет.
Хотя я вспомнил. Помните, фильм "Аватар"? Когда вот под этим деревом, на котором жило племя, находились залежи, и они решили убрать это дерево, чтобы разрабатывать, какая там была история со всем этим. Опять же Эуа, священное дерево.

Знаете, я не искал, возможно, где-то там на Карстенз тоже есть свой Эуа. Свой может быть камень, либо озеро. Потому что там за маленьким перевальчиком, я заметил с вершины, есть ряд озёр. И одно, знаете, бирюзовое-бирюзовое, а одно более синее, более тёмное. С чем это связано, я не знаю. Возможно, с какими-то процессами окисления металлов, которые находятся в породе. Два озера, между ними расстояние 100 метров, а одно бирюзовое, а другое тёмно-синее. Очень интересно. Одно можно сказать дождевое озеро, то, во что таят ледники, а второе, может там какие-нибудь гейзеры идут. Эти горы не вулканического происхождения, но тоже интересно. И вот, может быть в следующий раз, прогуляюсь до этих озёр.


Фото из социальных сетей Максута Жумаева
3-ю часть можно прочитать здесь




Нам будет приятно, если Вы расскажете о нашей статье друзьям.

Рассказать друзьям

Перчатки
Black Diamond
19 790 руб.
13 853 руб.
Рукавицы Marmot 8000 Meter Mitt | Team Red | Вид 1
Рукавицы
Marmot
27 690 руб.
Кошки Black Diamond Contact Clip | | Вид 1
Кошки
Black Diamond
14 290 руб.
Ледовый инструмент Black Diamond Viper Hammer | | Вид 1
Ледовый инструмент
Black Diamond
21 990 руб.
15 393 руб.
Ледовый инструмент Black Diamond Fusion | | Вид 1
Ледовый инструмент
Black Diamond
25 890 руб.
Страховочная система Black Diamond Big Gun | | Вид 1
Страховочная система
Black Diamond
15 490 руб.
Страховочная система Black Diamond Ozone | Burnt Orange | Вид 1
Страховочная система
Black Diamond
13 190 руб.
5 276 руб.
Маска Dragon X1S+Lens | Mill | Вид 1
Маска
Dragon
17 790 руб.
Ледоруб Black Diamond VENOM ADZE | | Вид 1
Ледоруб
Black Diamond
15 790 руб.
Каска Black Diamond Vector | Blizzard | Вид 1
Каска
Black Diamond
10 190 руб.
Рукавицы Black Diamond Super Light Mitt | Black | Вид 1
Рукавицы
Black Diamond
21 290 руб.
12 774 руб.