Он улетел, а я обещал вернуться или что такое с бейсерами в горы ходить

Рассказ о поездке в уникальное место для занятий альпинизмом - в Шамони, во французских Альпах. Горные восхождения, бейсерские полеты и друие приключения.


Одежду для туризма купить
Снаряжение для туризма купить


Франция-Швейцария 2015

Разминка

Многое в мире происходит благодаря друзьям. И эта поездка не исключение. Не хочу сказать, что мне это не понравилось. Но на такое вряд ли бы сам себя послал. Валерий Розов и Олег Артемьев предложили провести несколько недель в уникальном месте для занятий альпинизмом - в Шамони, во французских Альпах. В удовольствие залезть пару-тройку знаменитых и нет интересных горок.

Меня вытащили тёпленького, толстенького, уже отъевшегося после зимней спячки. Если бы я всю зиму сосал лапу, то был бы худенький, а так кругленький. Нестыковочка. И это радует. Радует нестыковочка, а не форма. Форму я давно потерял, борюсь, не сдаюсь, постоянно ищу, но никак не могу её найти.

Валера взялся за свои и мои тренировки обеими руками, ногами и еще перепонками. Они выросли у него за 25 лет занятий парашютным спортом, скайдайвом, бейсом и другими полётами.
Винно-сырная диета и скачки по горам, стали постепенно превращать меня в скаковую лощадь. Старую, но скаковую. Больную, хромую, но лошадь.

Акклиматизация, как и у многих здесь, проходит плавно и легко, с помощью канатки. Хоть немного можешь почувствовать себя наездником, а не конем. Поднимаешься по канатке с 1050 м на одну из игл Шамони Эгюй ди Миди, и ты на 3840 м. Маленькая прогулка по леднику, плотный ужин и полный сервис: бар, белый унитаз, туалетная бумага, теплый ночлег, мягкие одеяла на высоте 3652 м. Это хижина «Космик". Проснулся, завтрак, спустился вниз, трава, кафе, круассаны. Отдохнул, акклиматизировался и на своих двоих можешь скакать на любую местную гору.

Но есть и настоящие кони. Без фуникулера, снизу вверх в одних трусах и с палками. Бегом вверх, бегом вниз. Не верите - посмотрите в зеркало. Зубы, ноздри, дикие глаза, шея, взлохмаченная грива, две передних коротких атрофированных ноги и две мощных кривых задних. Вылитый полуумный цирковой двуногий конь. Умные кони, вниз галопом не скачут, берегут колени. Горы рядом, их пруд пруди, то есть ходи и скачи на здоровье. Дело остаётся только за малым - нужно твоё желание разбудить и возбудить много раз, разрешение матери природы сверху и хороший прогноз погоды посередине, между небом и землей. Потому что между землей и небом - Гора.


Эгюй ди Миди – ваш выход!

Первая горка, которая стала испытанием ног и щекотанием нервов - это небольшая горка в гребне забора Эгюй ди Миди.

Напомнило цирк. Цирк улетел, а клоун остался. Соло конечно не впервой. Местами круто и скользко, лед. Клоун вернулся один в кошках и с двумя молотками.


Капризная Монблан де Такюль

Следующая тренировка на Монблан де Такюль. Собирались на Маудит, но не дошли. Быстрый подскок на канатке, короткий сон в хижине, ночной подъем, завтрак, выход. Не видно ни зги. Сначала ночь не давала нам эту самую «згу» увидеть. Потом наступило утро, рассвет, но теперь тучи, туман, снег и непогода не открыли для нас ни «згу», ни вершину. Мы крепились, связались, терпели лишения. Ветер сдувал, туман залеплял глаза, снег тропу. Глаза видели только какие-то карнизы и пропасти, иногда выплывавщие из тумана. Гора капризничала. Альтиметр показал высоту 4150 м и дал понять хозяевам часов, что хватит «скотину мучить», нас пора отпустить вниз.


L`M. «Нормальные в обход, а не нормальные в пропасть».

Третьим объектом птиц стала небольшая горка L’M. Расшифровали по буквам и по форме, получилось Letter «M» (коротко L’M). Маленький пик, который хочет стать большим и похожим на Petit Dru. Профили этих двух гор, L’M и Petit Dru, при заходящих лучах солнца словно нарисованы под копирку и сдвинуты. Получив исчерпывающе-забытую консультацию у местного аксакала, что ничего сложного там нет, мы полезли.

Издалека, при подходе, кажется, что всё вертикально и страшно. При приближении и наведении резкости увидели виа-феррату в виде лестниц и огромные зацепы на отвесных скалах. На лестницах мы показали себя достойно и не заблудились. На отвесных стенах загнали себя в неудобное положение, из которого пытались найти достойный выход. На самой простой горе, и с легкостью найденном нами тяжелом участке, достали веревочку. Воспользовались, полегчало. Прошли наверняка новым маршрутом. Довольные собой оказались на вершине L’M.
Пока бейсеры расправляли свои крылья и чистили пёрышки, я нашел простую дорогу, по которой все идут в обход. На одной из вершин рожденные ползать разделились. Одни научились летать и улетели с маленькой, но гордой вершины L’M, которая, когда вырастет, станет известной как Petit Dru. Другие, так и не научившись летать, сползли c горы на своих кривых, как простые альпинисты.


Пти Дрю. «На крыльях и на ногах».

Так мы плавно размялись и стали готовы лезть на одну из местных красавиц района Пти Дрю. Как и любая красавица, она не сдается без боя.

Нужен особый подход или подъезд. Пришлось подъезжать к ней на поезде до ледника Мер де Гляс, спускаться и подниматься по пожарным нависающим лестницам, ходить по педалькам торчащим из отвесных скал, лазить по канатам. Короче выполнить полный комплект предбрачных ухаживаний, напрягов и допусков к телу, то есть к стенам. Минимум 3 часа, вы словно петух, выпячивая грудь и отклячивая хвост, несете на себе тяжелый горб, выделываете всякие «Па» на тропе, и оказываетесь на хижине «Шарпуа». С хижины открываются самые лучшие и необыкновенные виды на Монблан, на стекающие с него ледники и пики, охраняющие его спокойствие. В маленькой, но уютной хижине Шарпуа есть девушка Сара - хозяйка этой красоты и уголка цивилизации в отдаленном диком высокогорье. Она встречает, предлагает приют, угощает и провожает всех треккингистов и альпинистов.

За небольшую плату вам нет необходимости нести палатку, каремат, спальник, газ, плиту, еду, сыр, воду и вино. Всё, что нужно уставшему путнику, собравшемуся что-нибудь или кого- нибудь покорить, есть в хижине. Крыша над головой, пол под ногами, стены с окнами по сторонам, матрас под тобой, одеяло на тебе, подушка под ушком и галоши, которые как оденешь после ботинок - так прекрасно! Стол, стулья, вся кухонная утварь и хозяйка-самобранка. Не в смысле «сама бранится», а сама накрывает на стол. Правда хозяйка, еда и вино только в летнее время.

Так как мы с Валерой пришли к другой недоступной красавице, мы только переночевали в хижине, выпили, закусили и рано утром вышли преодолеть еще одно испытание - траверс ледника среди сераков и трещин. Смогли. Далее, воспользовались большим количеством снега и фирна, не без труда добрались до талии нашей недоступной Пти Дрю. И потом как давай выкаблучивать и исполнять всякие боевые танцы то в кошках, то в ботинках, то в скальных тапках с частой сменой обуви и разных развлекательных инструментов. Думаю, мы понравились ей в своей боевой одежде, раскраске, красе и танцах. Вечером она допустила два уставших тела до своего сокровенного. Мы стояли на вершине Пти Дрю и теперь уже она дарила нам свой концерт. Вокруг горы с безумными красками, которые можно увидеть только с неё, солнце, облака и ветер устроили свой неповторимый фейерверк красок и видов.

Дальнейшие наши пути «расходилетались». Валера облачился в свой шаманский костюм птицы, настроил антенки и стал распугивать крыльями непогоду и разгонять облака. Через 2 часа облака послушались, испугались и сделали специально для Валеры маленькое окошко для телепортации прямо в Шамони. Человек-птица улетел, а кто не мог летать, остался с 22-х килограммовой алюминиевой Мадонной один на один исполнять произвольную программу.

С Валерой улетело и солнце. Пока Земля будет оборачиваться вокруг своей оси, я буду давать дуба. По плану солнце обещало вернуться только к 5.25 утра. Ночевать я не собирался, поэтому с собой ничего не взял. Мадонна почему-то не грела. В 3 метрах от Мадонны соорудил из камней углубление в виде удобной VIP ложи для просмотра сногсшибательных ночных пейзажей. Всю ночь холодный киносеанс и звезды не давали уснуть. Я видел, как город манил и помигивал: «Чего там сидишь, дурачина, иди к нам, здесь тепло!»

Куча «светлячков» ночью потянулась дружным караваном на Монблан. Некоторые гордые светлячки не захотели идти со всеми и шли вдвоем на отвесные и страшные горы. Едва видимые очертания черно-сумарчных картин продирали до дрожи. Я вставал, разминал, разогревал затекшие ноги и плечи, чтобы не уснуть и не пропустить самое интересное. У меня было много свободного ночного времени не только посмотреть, но и подумать. Я сделал много разминок, зарядок и заминок на месяц, а может и на три вперед. Крутил головой, руками, ногами и той частью тела, которая чуть ниже талии, так, что думал – оторвется и улетит! Приседал, подпрыгивал, лягал и дрыгал. К утру я уже был хорошо размят и заряжен.

В 5 утра начался утренний сеанс. С насиженного и нагретого ложа вставать и уходить не хотелось. Заставил себя и начал спуск. Другие придут, сменив уют, и я освободил им место. Спусковых петель на южной стене - как серпантина и игрушек на елке в рождественскую ночь. Некоторые даже не достать. Из большого количества выбирал новенькие и красивенькие, да с карабинчиком, чтобы веревка хорошо продергивалась. Мне повезло, веревка ни разу не зацепилась и прилетала к моим ногам как по заказу. В 5.30 вершину облетал вертолет. Сара просила проверить, не появилось ли еще пару святых особ мужского пола с Мадонной на вершине Пти Дрю. Я обещал вернуться хозяйке хижины Шарпуа. Знал, что Валера улетит точно, а я возможно приду, но поздно.

Состояние маршрута поиграло с нами во все игры горного рельефа с переодеваниями. Утром девушка Сара забеспокоилась, когда никто не появился. Если бы на вершине дул сильный ветер, дал бы не только дуба, но и липки, и синьки, и Кондратия. Тогда вертолет был бы кстати. С третьего залета пилот обнаружил меня в кулуаре и, когда увидел живого, двигающего всеми конечностями, улетел. В 11 утра я был на хижине, отпивался, дал отдохнуть подуставшим ботинкам и отогрел ноги. После нескольких часов безудержной релаксации, я медленно пустился в дальнейший путь. Спасибо Валере, встретил и разгрузил меня на леднике. Представляю, как бы я опоздал на поезд. Бодро, на негнущихся ногах спускался бы по рельсам в Шамони, сломал бы все свои коленвалы, а утром меня переехал бы поезд. Но спасли, не дали, не переехал, выжил.


Гранд Жорасс. Полет отменяется.

Валера загорелся Гранд Жорассом, когда ему сказали, что с него прыгнули почти с вершины.

Италия. Подъезд, подход, не обслуживаемая хижина Б. Естественный душ из талой воды с крыши хижины. Ужин, сон, подъем, завтрак, выход.

Очень тепло. Несколько раз перешагивая трещину, провалился и чуть не улетел в неё. Снег не смерзся и проваливался. Прошли 700 метров по высоте. До вершины осталось еще столько же. Нас опять двое. Валера как всегда улетит при любом раскладе, а я? При возвращении я тоже могу улететь, только в трещину, но смогу ли удачно приземлиться и вылезти? Вот в чем вопрос. Объяснил Валере свою дрожь и сомнения. Вернулись. Никто никуда не улетел, только подрихтовали свои коленвалы на спуске.


Эйгер и холодная на вокзале)

Эйгер - не Франция, не планировался и появился случайно. Крутая стена, экзиты, длинные полеты, окно хорошей погоды и большое желание бейсеров.

Валера, Андрей, Олег и я рано ночью встали в Шамони, сели на стального коня, успели к первой поездной лошади и вот мы на станции Eigergltnscher 2320 м, под горой. В 8.20 утра, мы вместе с итальянскими бейсерами, двинулись на спусковой маршрут Эйгера. Бесстрашные бейсеры натоптали такую тропу до «машрума» (известной скалы в виде гриба, с которой все прыгают), что её видно из космоса, как рисунки в долине Наска. Они лезут как мухи только с крыльями, без жумаров, веревок и других хохоряшек, и даже не догадываются, что лезут на одну из самых сложных и крутых гор Европы.
Итальянские птицы часто присаживались и непонятно откуда вытаскивали свои пиццы. Разнообразные запахи в виде четыре сыра, ветчина с грибами и т.д. ветром разносились по всему склону. Мы захлебывались слюнями, зато экономили воду. Проводили итальянцев до машрума и пошли выше. Дальнейшая дорога была в основном снежная и растаявшая. Мы остервенело вбивали передние зубья кошек и месили снег, а летающие и парящие над нами парапланеристы разрезали крыльями воздух, получали удовольствие и, наверное, ржали над нами.
На вершине около часов дня, мы сделали гордые фото. Проводили в путь наших бейсеров по гребню на юг, и побрели вниз. Жара превратила снег в кашу. Каша лавинами убегала из под ног, оставляя голый лед. На спуске нас догнали Андрей с Валерой, которые так и не улетели на юг. Не нашли экзит. Они приспустились и улетели знакомой дорогой на север. Нам было ни холодно, ни жарко от того, куда они полетят. Крыльев у нас нет, руки и ноги, вот наши друзья. Спускались медленно на передних зубьях лицом к склону. С сумерками наперегонки бежали вниз кто быстрее, ночь или ноги. Мы с трудом находили турики, которые я оставлял для ориентира. Уже не бодрые, в 21.20, мы пришли на станцию Клейн Глетчер. Поезд ушел, метро закрыто, такси не ходит. Направляемся к станции, которая чуть ниже, всего в 1 часе 35 минутах. В надежде найти приют идем на одной силе воли. Уставшие ноги еле плетутся. Приходим на станцию ровно в 23.00. Везде гасят свет, и все закрыто. Один отель полный, открыт, но не пускают, просят даже не разговаривать и не мешать смотреть на полнолуние. Второй отель пустой, но закрыт, обслуга спит, клиенты разговаривают на балконе и не знают, как нам помочь.

Нам осталось только лечь на лавки в ночном кафе и обслуживать самих себя до утра.

Мокрые, голодные и замерзающие мы периодически пытались погреться в общественном открытом туалете и даже поспать. Но умные швейцарцы очень любят слушать классическую музыку в туалете, а спать под нее невозможно. Под утро мы с Олегом перебрались в случайно открывшуюся не закрытую дверь, где на полу был коврик, тепло и уютно.

В 6.30 меня разбудил мужик, пытавшийся открыть дверь, на которую я облокотился и сладко уснул. С добрым утром и вопросом «как вы сюда попали» нас впустили в кафе еще до открытия. Напоили кофе и угостили круассанами. Олег рассказал подробности про наши ночные скитания, на что они сильно удивились.

Оказывается, на втором этаже есть мини отель, в котором можно было переночевать. Только о нем никто не знает, но его очень легко отыскать. Вход в отель, со стороны рельсов и 2-х огромных высоких вигвамов. Маленькая вывеска с надписью отель и ничем неприметная дверь среди многочисленных закрытых дверей при полной темноте, все спят, на телефон не отвечают и некого спросить. Еще легче его найти, когда светло, все работает, открыто и можно кого-нибудь спросить.

Так я второй раз поймал холодную и мокрую ночевку, но уже с Олегом на открытом летнем высокогорном кафе рядом с закрытым вокзалом. Первым поездом мы поехали навстречу с нашими друзьями, которые вовремя улетели с горы и поймали теплую и сухую ночевку в дорогом швейцарском отеле.


Маттерхорн, «юбилейное» восхождение

В честь 150-летия покорения Matterhorn(Маттерхорна) 4478 м, мы решили повторить подвиг первовосходителей, только без обрыва веревки.

Обрыв веревки мы решили заменить прыжком с обрыва вершины Валерия Розова. По накатанной и проторенной дорожке Валерий Розов, Денис Провалов, Руслан Суханов и я очень рано выехали из Шамони в Швейцарию. Серпантин 2 часа 15 минут, и машина довозит вас до станции Tasch с двумя точками над «а». Бросаете там на стоянке машину. Кто слабый и не может бросить, просто ставит её. Еще 20 минут в мягком поезде и Zermatt(Цермат).

Электромобиль привозит, а ноги приводят вас к канатке. Канатка тащит до высоты 2583 м. Ноги и вытоптанная тропа, приводят вас сначала до усовершенствованной хижины Хернли до 3260 м со стоимостью номера в 150 евро. Не хотите отметить 150 летний юбилей за 150 евро - идёте дальше. Ночевать в палатках нельзя.

Почти идеальный разрушенный гребень, скала сточенная до бела кошками за 150 лет, а теперь еще и черные ящики с солнечными батареями и фонариками являются дневной путеводной линией и ночными путеводными звёздочками маршрута, которым надо следовать до цели.

Собранные со швейцарских школ за ненадобностью школьные толстые плетенные канаты и полуметровой высоты железные крючья из 20 мм арматуры, торчащие из скалы, с огромным ушком также являются вашими помощниками в преодолении трудностей. Ваши железные нервы, сильные ноги и хваткие пальцы приводят вас к самому знаменитому, а теперь и легкодлиннодоступному символу Швейцарии - Маттерхорну, нарисованному почти на всех сувенирах, часах и шоколадках.

Достойно отметив юбилей восхождением, обрывом и прыжком, мы поплелись, то заплетая ноги и спотыкаясь, то расплетая и снова продвигаясь, вниз.

Известными тайными тропами, под покровом ночи, стёртыми по пояс снизу, тяжёлой поступью мы пришли на вокзал Цермат ровно в 23.00 отмечать юбилейное восхождение. Праздника не получилось, всё закрылось. Все готовились к настоящему юбилею. До швейцарского осталось 4 дня 14 часов 4 мин и 4 секунды. Но мы этого уже не увидим.
Нам хватило своего.




Нам будет приятно, если Вы расскажете о нашей статье друзьям.

Рассказать друзьям

Куртка женская
Marmot
9 790 руб.
3 916 руб.
Куртка детская
Marmot
20 690 руб.
10 345 руб.
Пуловер женский Marmot Wm's Power Stretch Half Zip | Black | Вид 1
Пуловер женский
Marmot
10 490 руб.
4 036 руб.
Футболка женская
Marmot
3 690 руб.
Шорты детские Marmot Girl's Lobo's Short | Dark Khaki | Вид 1
Шорты детские
Marmot
4 490 руб.
2 245 руб.
Брюки
Outdoor Research
8 290 руб.
Брюки женские Outdoor Research Ferrosi Pants | Cairn | Вид 1
Брюки женские
Outdoor Research
8 290 руб.
4 145 руб.
Набор посуды GSI Glacier Stainless Mess Kit | Вид 1
Набор посуды
GSI
4 390 руб.
2 634 руб.
Кухонный набор GSI Crossover Kitchen Kit | Вид 2
Кухонный набор
GSI
4 990 руб.
Спальник
Marmot
36 990 руб.
22 194 руб.
Спальник
Marmot
33 790 руб.
Подушка
Exped
2 590 руб.
Неопреновый чехол Jetboil Zip Cozy | Blue | Вид 1
Неопреновый чехол
Jetboil
1 190 руб.
Неопреновый чехол Jetboil Flash Cozy | Purple Logo Print | Вид 1
Неопреновый чехол
Jetboil
1 490 руб.
Неопреновый чехол Jetboil Minimo Cozy | Blue Plaid | Вид 1
Неопреновый чехол
Jetboil
1 290 руб.